Контактный телефон:

О войне. И не только.

Деньги любят тишину.

Капитал пуглив и космополитичен.

Бизнес и политика - несовместимы.

Большинство предпринимателей всего мира прекрасно знают эти принципы и исповедуют их. Но иногда приходят времена, когда каждый должен выразить свою гражданскую позицию, когда нельзя отсиживаться в стороне, надеясь, что пронесет, нельзя думать только о прибыли и инвестициях.

Это время определяется словом с тревожным и трагическим звучанием - война.

У любой войны есть причины.

Почти 200 лет назад немецкий военный теоретик Карл фон Клаузевиц написал: Война есть не только политический акт, но и подлинное орудие политики, продолжение политических отношений, проведение их другими средствами. 

А спустя сто лет английский военный историк Базил Лиддл-Гарт дополнил его определение замечанием: война может быть использована для достижения целей только в том случае, если послевоенное устройство мира будет лучшим, чем до войны, хотя бы для победителя.

И у нынешней войны есть свои причины. Причем появились они не год назад, и не в 2014-м, а тридцать лет назад, в далеком 1991.

Мне очень повезло в том, что на протяжении жизни я имел возможность встречаться с большим количеством умных и цельных людей. Один из них - Владимир Константинович Тарасов, основатель Таллиннской школы менеджеров. Почти двадцать лет назад я оказался на его недельном игровом семинаре. Тематика была довольно своеобразная: использование военных стратегий и стратагем при ведении бизнеса. Теоретические и игровые мероприятия перемежались управленческими поединками (сейчас появилась целая Федерация управленческой борьбы, со своими правилами и признанными лидерами, жаль вот только, что практическая применимость этой борьбы по мере ее развития и обюрокрачивания становится все меньшей). Так вот, на протяжении недели можно было увидеть эволюцию поведения победителя.

На первом этапе человек, почувствовавший себя победителем старался зафиксировать свое полное превосходство над проигравшим, разве что без использования осинового кола или серебряной пули.

Через пару дней ситуация поменялась и победитель уже действовал по модели: я понимаю, что победил и ты понимаешь, что я победил, но я не буду добивать тебя, потому что хочу, чтобы ты сохранил свое лицо.

И в конце мероприятия бои трансформировались в следующее: мы оба понимаем, что я победил, зрители и судьи тоже понимают это. Но жизнь не заканчивается в эту минуту, возможно, когда-то, наши пути снова пересекутся и я не хочу, чтобы обиды и неприятные воспоминания душили наше возможное будущее взаимодействие. Поэтому путь для дальнейшего сотрудничества остается открытым.

В 1991 году Советский союз распался. Двуполярный мир стал однополярным. И для победителя встал вопрос: а что дальше? Как распорядиться полученной победой и как поступить с Россией, оставшейся на обломках былой империи. И, как ни прискорбно, был выбран первый путь, пусть завуалированный, пусть с какими-то отклонениями и дежурно-приветственными улыбками.

А в 1997 году на фоне полной победы США над остальным миром один из главных идеологов внешней политики этой страны Збигнев Бжезинский выпустил книгу "Великая шахматная доска: господство Америки и ее стратегические императивы", в которой открыто и подробно рассказал о целях и методах поддержания мирового господства. Я хотел бы остановиться лишь на нескольких цитатах из этой книги, хотя она заслуживает очень полного и внимательного прочтения.

1. Про Евразию

"Харольд МакКиндер, один из наиболее выдающихся геополитиков в начале двадцатого века стал автором концепции евразийской «опорной территории» (которая, как утверждалось, должна была включать всю Сибирь и большую часть Средней Азии), а позднее — концепции «сердца» Центральной и Восточной Европы как жизненно важного плацдарма для обретения доминирования над континентом. Он популяризировал свою концепцию «сердцевины земли» знаменитым афоризмом:

Тот, кто правит Восточной Европой, владеет Сердцем земли;

Тот, кто правит Сердцем земли, владеет Мировым Островом (Евразией);

Тот, кто правит Мировым Островом, владеет миром".

2. Про Россию

"Россия, что едва ли требует напоминания, остается крупным геостратегическим действующим лицом, несмотря на ослабленную государственность и, возможно, затяжное нездоровье. Как только она восстановит свою мощь, то начнет также оказывать значительное влияние на своих западных и восточных соседей. В любом случае она, несомненно, остается действующим лицом, даже несмотря на то, что потеряла несколько своих «кусков», равно как и некоторые из ключевых позиций на евразийской шахматной доске".

3. Про Украину

"Украина, новое и важное пространство на евразийской шахматной доске, является геополитическим центром, потому что само ее существование как независимого государства помогает трансформировать Россию. Без Украины Россия перестает быть евразийской империей. Однако если Москва вернет себе контроль над Украиной с ее 52-миллионным населением и крупными ресурсами, а также выходом к Черному морю, то Россия автоматически вновь получит средства превратиться в мощное имперское государство, раскинувшееся в Европе и в Азии. Потеря Украиной независимости имела бы незамедлительные последствия для Центральной Европы".

4. Про отношения Запада с Россией

"Россию необходимо постоянно заверять в том, что двери в Европу открыты, как и двери для ее окончательного участия в расширяющейся трансатлантической системе безопасности и, вероятно в будущем, в новой трансъевразийской системе безопасности. Для придания обоснованности таким заверениям следует обдуманно и взвешенно способствовать развитию связей между Россией и Европой в различных сферах".

Спокойно, прагматично, методично Бжезинский обосновал внешнюю политику США, которая должна служить сохранению мировой гегемонии этой страны. И первая экономика мира взялась за воплощение указанной стратегии.

Две с половиной тысячи лет назад китайский военачальник Сунь-Цзы писал: лучшая война - разбить замыслы противника, на втором месте - разбить его союзы, на третьем - разбить его войска.

Учитывая важность Украины для геостратегической позиции России Штаты взялись за уничтожение потенциального союза наших государств. И самые разные фонды - политические, религиозные, социальные занялись выстраиванием новых отношений и формированием образа России как врага для братской державы.

Примерно десять лет назад я летел транзитом через Киев. Стыковка была очень неудобной - примерно четыре часа. Никуда не уедешь, и даже в очереди на таможне стоять не хочется, чтобы хотя бы на улицу выбраться. Гулял по новому терминалу D, пил кофе и заглядывал в телевизоры, развешенные на колоннах терминала. И на протяжении четырех часов слушал, что во всех бедах и проблемах Украины виновата Россия, которая грабит страну, унижает ее и бессовестно использует инфраструктуру для решения своих задач. Тогда я впервые задумался о том, насколько мощные силы задействованы в задаче разъединения наших стран.

За четыре часа мировоззрение поменять невозможно, а за двадцать лет - вполне. Особенно если формировать лоскутно-фрагментарное сознание, отклоняющее необходимость полного и критического восприятия окружающей действительности.

Я оставлю в стороне почти все события 2014 года, не буду акцентировать внимание на двойных стандартах наших западных "партнеров", потому что, как мы все помним, цель оправдывает средства, потому что успешный переворот называется "революцией", а неудавшийся - "путчем". В Киеве получилось. Получилось после двадцатилетней подготовки и активного участия мировых лидеров. Ставки были слишком высоки - геополитика и геостратегия. Тут не до сантиментов.

И восемь лет Россия не предпринимала активных действий. Несмотря на Донбасс. Несмотря на то, что происходило в регионе, который смог противостоять перевороту. Хотя бы на своей территории.

Ситуация обострилась сравнительно недавно, когда встал вопрос о скором принятии Украины в НАТО и размещении ударных средств этой оборонительной организации в непосредственной близости от нашей столицы.

Все мы помним пирамиду потребностей Маслоу. На нижнем уровне - базовые потребности, из которых важнейшей является безопасность, а наверху - самоактуализация, развитие своих лучших способностей.

А кто сказал, что у страны, как субъекта, другие потребности?

И если безопасность не обеспечивается, то нужно либо найти собственный способ обеспечения этой безопасности, либо стать членом какой-нибудь стаи. Как правило, ассоциации и союзы, в том числе бизнес - объединения - удел слабых. Вам гарантируют определенную защиту и возможности, но с этого момента вы обязаны выполнять все требования организатора, потому что сама структура была создана в его, а не ваших интересах.

В 1994 году Россия хотела стать членом НАТО и начала участвовать в программе "Партнерство ради мира". Но не заладилось. Потому что в образе врага наша страна была гораздо более полезной. Главного врага. Который почему-то, наверное, случайно, владеет изрядной частью Сердца Земли.

В начале декабря, как мы помним, Россия обратилась в НАТО с требованием о нерасширении в нашем направлении. И получила отказ. И демонстративную подготовку к вторжению на Донбасс. Мирные аргументы закончились.

Примерно пятая часть моей взрослой жизни прошла в Вооруженных силах. Военные, как никто другой, не хотят войны. Потому что слишком хорошо знают, что это такое. Потому что учились они не на пропагандистских роликах, а на секретных документальных материалах, демонстрирующих реальные возможности использования того или иного вида оружия. И наш президент это знает.

 В 1945 году, когда стоял вопрос о возможной ядерной бомбардировке японских городов, весь американский генералитет высказывался категорически против этого действия, потому что неминуемое падение Японии определялось очень коротким сроком, но Трумен опирался на данные об общественном мнении, которое требовало мести за Перл-харбор и устрашения Советского Союза. Так, Хиросима и Нагасаки стали жертвой, принесенной в угоду эмоциям домохозяек.

Сунь-Цзы говорил, что лучшая война - это отсутствие войны. И только если нельзя решить вопрос миром - нужно воевать. Это очень сложный выбор. Но встав на него нельзя сворачивать. И нельзя отсиживаться, не выражая личной позиции.

Потому что иначе за вас ее выразят средства популярных мировых интернет-коммуникаций, моментально удаляющие со своих страниц любое мнение, противоречащее мировому гегемону. О том уровне цензуры, который существует сейчас в социальных сетях и западных онлайн-изданиях не могли мечтать самые отъявленные тираны прошлого.

Это война - не война России и Украины. Не война россиян и украинцев. Это война против тщательно культивируемого нацизма, главной задачей которого является полное разобщение братских народов для реализации чужих геополитических целей.

Наша страна попала под шквал санкций. Кто-то помнит столько же эмоций во время югославских событий? Может, во время событий в Ливии, Ираке, Сирии? Конечно, нет. Ведь тогда решались другие задачи и, в основном, "правильными" союзами. Мы наступили на очень болевую точку. На точку, которая должна была стать шагом в уничтожении России, и вдруг становится шагом по ее возрождению.

Санкции будут. И с ними можно жить и работать. И, самое главное, работать очень успешно. Потому , что, если ты под санкциями, если маски сорваны, и все расставлено по своим местам, можно не играться в либеральную экономику, а заняться протекционистской политикой. И семь лет нашего нахождения под санкциями дали огромный стимул для развития экономики России, возродили целые отрасли. И новые тоже дадут. Нет у нас возможности не справиться с любыми санкциями.

Главное сейчас - четко и недвусмысленно выразить свою гражданскую позицию.

Я - гражданин России.

Я выбирал нашего Президента.

И я поддерживаю его очень сложный, но необходимый выбор.

И, конечно же, как все наши люди, надеюсь, что на этой войне будет как можно меньше жертв.

А с вопросами дистрибьюции и товародвижения мы общими силами справимся. Это задача другого порядка. Караван продолжит свой путь, не отвлекаясь на внешние обстоятельства.

Искренне ваш,

Игорь Смирнов.